1. Поиск ассоциаций между клиническим фенотипом, тяжестью течения заболевания и профилями реактивности антител.


Важным достижением 2019 года стала публикация результатов нашего исследования в журнале, входящем в первый квартиль (Q1) WoS. В исследование было включено две группы детей: 103 – с симптомами аллергии и 97 – без симптомов аллергии. Используя технологию микрочипирования, мы изучили IgE-реактивность сывороток крови всех пациентов более, чем к 170 различным аллергенным молекулам (1). Все исследуемые дети были сгруппированы в зависимости от наличия определенных симптомов аллергии. Это позволило определить биомаркеры симптомов сенсибилизации к аллергенам и латентной IgE-сенсибилизации без клинических проявлений аллергии. Во-первых, мы установили пороговый уровень (Cut-off) Bet v 1 специфических IgE антител, который позволяет различать детей без симптомов от детей с симптомами аллергии (1). Во-вторых, выявлено, что у пациентов с аллергией на пыльцу березы с оральным аллергическим синдромом (ОАС) уровень специфического IgE к Bet v 1 был достоверно выше, чем у пациентов без ОАС, также как и уровень IgE к другим респираторным и пищевым PR10 белкам, ассоциированным с сенсибилизацией к Bet v 1 (1). Кроме того, мы продемонстрировали, что у пациентов с аллергией на пыльцу березы с несколькими аллергическими заболеваниями отмечается широкий (поливалентный) спектр сенсибилизации к PR10 белкам, ассоциированным с Bet v 1 (1). Анализ сывороток крови 103 детей с симптомами аллергии и 97 детей без симптомов аллергии позволил выявить особенности специфической сенсибилизации к молекулам пищевых аллергенов, которые, вероятно, характерны для значительной части России. Установлено, что в спектре сенсибилизации к пищевым аллергенам: яблоко (Mal d 1), фундук (Cor a 1), арахис (Ara h 8), персик (Pru p 1), соя (Gly m 4), сельдерей (Api g 1) и киви (Act d 8), преобладает перекрестная IgE-реактивность к мажорному аллергену пыльцы березы Bet v 1. Соответственно, ОАС, ассоциированный с сенсибилизацией к пищевым аллергенам с перекрестной реактивностью к Bet v 1, преобладает на значительной части территории России. Интересно, что истинная аллергия к белкам коровьего молока, связанная с сенсибилизацией к казеину, -лактальбумину и -лактоглобулину, выявлялась достаточно редко у детей в российской популяции, в то время, как в других странах частота данной сенсибилизации у детей достигает 1-3%. Относительно часто выявляемая IgE-сенсибилизация к бычьему сывороточному альбумину (БСА) Bos d 6, по-видимому, обусловлена перекрестной реактивностью с аллергеном кошки – альбумином Fel d 2. Сенсибилизация к этому белку также приводит к развитию латентной сенсибилизации к экстракту коровьего молока в связи с перекрестной реактивностью IgE антител к сывороточным альбуминам (2). Индивидуумы с сенсибилизацией к Bos d 6 фактически не страдают какими-либо симптомами аллергии на коровье молоко, так как этот белок быстро переваривается в желудочно-кишечном тракте (3). Мы изучили перекрестную реактивность данных аллергенов и представили первые результаты на второй Московской конференции по молекулярной аллергологии (MMAM 2019) (3). Принимая во внимание выявленную в данном исследовании высокую распространённость ОАС в российской популяции, в 2019 году нами было проведено оригинальное клиническое исследование. Было набрано две группы пациентов с Bet v 1 – ассоциированной аллергией: с ОАС и без ОАС. Все пациенты были обследованы: до сезона пыления березы, в период максимального пыления березы, сразу после окончания сезона и осенью, через несколько месяцев после окончания сезона. У всех пациентов оценивали реактивность к аллергену Bet v 1 и перекрестно-реактивному аллергену яблока Mal d 1 с помощью теста активации базофилов, определения уровня Bet v 1 и Mal d 1- специфических IgE-антител, а также кожных прик-тестов с нативным аллергеном яблока. Симптомы ОАС оценивали на основании результатов провокационного теста. В настоящее время мы проводим углубленный анализ полученных данных с целью подготовки публикации в журнале с высоким импакт-фактором, относящемся к первому квартилю (Q1). Предварительные результаты были представлены нами на международных конференциях: Международном конгрессе по иммунологии в Пекине (Китай), школе по пищевой аллергии Европейской Академии Аллергии и Клинической Иммунологии (EAACI) в Париже (Франция), а также на второй Московской конференции по молекулярной аллергологии (MMAM 2019) (4, 5, 6). На данный момент ключевым результатом этого оригинального исследования является тот факт, что пациенты с аллергией на пыльцу березы с ОАС на яблоки демонстрируют более высокую чувствительность в тесте активации базофилов к Bet v 1 и Mal d 1, что объясняется увеличением уровня Bet v 1-специфических IgE антител у этих пациентов во время сезона пыления березы. Более того, у некоторых пациентов без ОАС до начала сезона пыления данные симптомы развивались после повышения уровня Bet v 1-специфических IgE антител на фоне экспозиции пыльцы березы. Таким образом, данное исследование подтверждает результаты нашей предыдущей работы, продемонстрировавшей, что ОАС ассоциирован с более высоким уровнем Bet v 1-специфических IgE-антител (1). Нами впервые показано, что действие пыльцы березы на дыхательные пути является одним из механизмов, лежащих в основе развития ОАС. Наши исследования указывают на важность количественного определения аллерген-специфических IgE-антител, необходимого для установления биомаркеров клинических фенотипов аллергических заболеваний. В этой связи нами был разработан простой метод иммуноферментного анализа (ИФА-анализ) для количественного определения аллерген-специфических IgE-антител, основанный на использовании гуманизированных моноклональных Bet v 1-специфических IgE-антител. Моноклональное Bet v 1-специфическое IgE антитело использовали для получения калибровочной стандартной кривой, что позволило количественно определять уровень аллерген-специфических IgE-антител в диапазоне 2-200 нг/мл. Разработанный нами метод является более чувствительным, чем широко используемая коммерческая тест-система IgE ImmunoCAP (Thermofisher, Uppsala, Швеция). Полученные результаты ИФА-анализа достоверно коррелировали с результатами коммерческого ImmunoCAP теста. Мы представили эти результаты на международном конгрессе Европейской Академии Аллергии и Клинической Иммунологии (EAACI) в Лиссабоне (Португалия), на Международном конгрессе по иммунологии в Пекине (Китай) (7, 8), а также представили соответствующую статью в журнал, входящий а первый квартиль (Q1) (9). Наличие ОАС, связанного с перекрестной реакцией IgE-антител между Bet v 1 и родственными пищевыми аллергенами, особенно мажорным аллергеном яблока Mal d 1, оказало существенное влияние на дизайн рекомбинантных гиполаллергенных Bet v 1-производных, разработанных нами в данном проекте (описаны ниже, в п.5 настоящего отчёта). По этой причине в дизайн кандидатной вакцинной молекулы помимо эпитопов аллергена березы Bet v 1 были включены эпитопы аллергена яблока Mal d 1. Данная вакцинная конструкция будет защищать не только от аллергии к пыльце берёзы, но и от аллергии к перекрестным пищевым аллергенам.


2. Выделение и характеристика Bet v 1-специфических антител с помощью комбинаторного клонирования


В отчётном году нами была опубликована обзорная статья, в которой мы проанализировали состояние аллерген-специфической иммунотерапии (АСИТ) рекомбинантными аллергенами и пептидами - производными аллергенов. Наш анализ указывает на то, что индукция аллерген-специфических IgG-антител, блокирующих связывание IgE-антител с причинно-значимым аллергеном у пациентов с аллергией, является основным механизмом АСИТ. В частности, было отмечено, что АСИТ, индуцирующая низкий или нулевой уровень продукции аллерген-специфических IgG-блокирующих антител, не обладала клинической эффективностью. Более того, было продемонстрировано, что пассивная иммунизация рекомбинантными блокирующими IgG-антителами является эффективным средством лечения IgE-опосредованной аллергии (10). Нами была выдвинута гипотеза о том, что пациенты недостаточно защищены от аллергии, поскольку они не продуцируют достаточное количество природных аллерген-специфических IgG-антител, или их IgG-антитела направлены на эпитопы аллергена, отличные от эпитопов, распознаваемых IgE-антителами, а, следовательно, они не способны блокировать связывание IgE-антител с аллергеном. Для подтверждения данной гипотезы, а также с целью изучения естественного IgG-ответа на Bet v 1 у индивидуумов без аллергии, нами был получен рекомбинантный Bet v 1 в свёрнутом (фолдированном) состоянии, два линейных фрагмента Bet v 1, включающие в себя первую и вторую половину молекулы Bet v 1 (11), и набор из 6 линейных пептидов, охватывающих всю последовательность Bet v 1. Используя сыворотки от трех групп индивидуумов (группы с аллергией на Bet v 1, группы с аллергией на другие аллергены и группы индивидуумов без аллергии) мы изучили Bet v 1-специфический антительный ответ. Основные результаты были представлены на международных конференциях (12) и в настоящее время готовятся для представления в журнал из первого квартиля Q1. Были получены следующие результаты: IgE-антитела от пациентов с аллергией к Bet v 1 способны распознавать только фолдированную молекулу Bet v 1, но не реагируют с линейными фрагментами Bet v 1 или с пептидами из Bet v 1. Этот результат важен, поскольку он указывает на то, что рекомбинантные иммунотерапевтические вакцины, основанные на линейных фрагментах Bet v 1 и/или пептидах, являются безопасными, так как не способны вызывать аллергические реакции у пациентов. В отличие от IgE, IgG антитела, в частности, принадлежащие к подклассу IgG4 и IgG1, реагируют с линейными фрагментами и производными пептидами Bet v 1, демонстрируя, что аллерген-специфические IgG-антитела распознают эпитопы, отличающиеся от распознаваемых IgE-антителами. Это может быть одной из причин недостаточной защитной активности природных IgG-антител. Тем не менее, мы отметили, что встречающиеся в природе аллерген-специфические IgG-антитела при передаче от беременной матери к ребенку могут защитить его от последующей аллергической сенсибилизации (13). На следующем этапе мы подробно изучили, могут ли природные IgG-антитела у индивидуумов без аллергии ингибировать связывание IgE-антител у пациентов с аллергией на Bet v 1, и получили весьма интересный результат. Мы идентифицировали индивидуумов без аллергии, сыворотки которых содержали Bet v 1-специфические IgG-антитела, ингибирующие связывание IgЕ-антител c Bet v 1 на 50% у пациентов с аллергией на пыльцу берёзы. Этот результат привлёк большое внимание на конференции по молекулярной аллергологии в Амстердаме (ISMA 2019) (14). Таким образом, нам удалось идентифицировать индивидуумов без аллергии, сыворотки которых содержат блокирующие антитела. Эти сыворотки могут быть использованы для приготовления иммуноглобулиновых препаратов, способных защищать от аллергии на пыльцу березы. Однако теперь необходимо детально изучить, могут ли IgE-блокирующие IgG-антитела ингибировать активацию базофилов и Т-клеток, которая происходит за счет облегченной IgE презентации на клетках у пациентов с аллергией (15). В отчете за 2018 год нами были приведены данные о вакцинации рекомбинантными гипоаллергенными фрагментами Bet v 1 индивидуумов без аллергии. Показано, что вакцинация была безопасна и индуцировала продукцию Bet v 1-специфических IgG-антител, способных эффективно ингибировать связывание IgE-антител с аллергеном у пациентов с аллергией (16). Методом комбинаторного клонирования нам удалось получить специфичный IgG фрагмент ScFv (phage-displayed combinatorial single-chain fragment), высокоаффинный для Bet v 1, который также ингибировал связывание IgE-антител у пациентов с аллергией, но в гораздо меньшей степени, чем индуцированные поликлональные аллергенспецифические IgG-антитела (17). Фрагмент ScFv распознавал пептидный эпитоп на Bet v 1, сходно с природными IgG-антителами, и поэтому возможно, что такие пептид-специфические антитела могут проявлять ингибирующий эффект в высокой степени только когда они являются поликлональными. С другой стороны Bet v 1-специфичные антитела, которые эффективно блокируют связывание IgE-антител с Bet v 1, могут быть получены путем преобразования Bet v 1-специфических IgE-антител, распознающих конформационные эпитопы, в IgG-антитела с помощью генной инженерии. Чтобы получить такие аллерген-специфические IgE-антитела от пациентов с аллергией, мы разработали оригинальную стратегию для обнаружения клеток, продуцирующих Bet v 1-специфичные IgE-антитела, которая была опубликована в журнале из Q1 (18). Мы обнаружили, что терапевтическое анти-IgE-антитело Омализумаб очень точно идентифицирует IgE-продуцирующие клетки, но не реагирует с IgE-антителами на клетках, связанных через низко- и высоко-аффинные рецепторы. Дополнительная селекция CD19-позитивных клеток позволила идентифицировать IgE-продуцирующие клетки и провести исследование, в котором были определены количество и динамика появления IgE-продуцирующих клеток у пациентов с аллергией на пыльцу березы до, во время и после сезона пыления березы. Наше исследование является первым в мире по визуализации динамики IgE-продуцирующих клеток в крови пациентов с аллергией в ответ на воздействие пыльцы березы, которое было связано с повышением Bet v 1-специфических IgE-антител (19, 20). Важно, что мы смогли выделить клетки, продуцирующие Bet v 1-специфические IgE-антитела, и получить РНК транскрипты вариабельной тяжелой цепи (VH) IgE с помощью обратной транскрипции и полимеразной цепной реакции. Таким образом, нам удалось выделить транскрипты IgE VH, содержащие Bet v 1-специфичные транскрипты IgE VH, которые можно использовать для экспрессии Bet v 1-специфичных IgE-производных фрагментов ScFv. В следующем году мы планируем выделять и секвенировать отдельные IgE-экспрессирующие клетки с использованием связанного омализумаба методом проточной цитометрии. Это позволит получить аутентичные вариабельные области специфического для Bet v 1 антитела, состоящие из правильно спаренных тяжелых и легких цепей. Будет разработана широкая панель Bet v 1-специфических IgE-антител, результаты будут опубликованы в журнале Q1.


3. Поиск ассоциаций между клиническим фенотипом, тяжестью течения заболевания и профилем Т-клеточного распознавания.


В 2019 году мы провели детальный анализ Bet v 1-специфического Т-клеточного ответа у трех групп: пациентов с аллергией на пыльцу березы, пациентов с аллергией (не на пыльцу берёзы) и у здоровых индивидуумов без аллергии. Образцы крови были собраны: весной незадолго до начала сезона пыления березы, вскоре после сезона и через несколько месяцев после сезона (осенью). Мононуклеарные клетки периферической крови (РВМС) инкубировали с рекомбинантным аллергеном Bet v 1 (в двух концентрациях), с двумя линейными фрагментами Bet v 1 (включающими первую и вторую половину молекулы), и шестью синтетическими пептидами, охватывающими всю последовательность Bet v 1. Методом проточной цитометрии с использованием анализа разведения флуоресцентной метки CFSE, разработанного в ФГБУ «ГНЦ Институт иммунологии» ФМБА России, мы проанализировали пролиферацию CD4+, а также CD8+ Т-клеток путем последовательного гейтирования данных субпопуляций. При этом супернатанты стимулированных РВМС были собраны для последующего анализа уровня семнадцати различных цитокинов для оценки возможной связи аллерген- и пептид-специфической Т-клеточной пролиферации со специфической продукцией цитокинов. В настоящее время проводится анализ данных нашего обширного исследования, но уже можем сообщить о некоторых важных и интересных результатах. Прежде всего, мы отметили, что пролиферация аллергенов и пептид-специфических CD4+ клеток увеличивалась у пациентов вскоре после экспозиции пыльцы березы, которая повышает выработку аллерген-специфических IgE-антител и реакцию Т-клеток. Облегчённая презентация аллергена IgE-антителами В-клеткам, экспрессирующим CD23, является важным механизмом для аллерген-специфической активации Т-клеток у пациентов с аллергией (15). В связи с этим можно предположить, что воздействие аллергена увеличивает количество Bet v 1-специфических Т-клеток у данных пациентов. Соответственно, мы обнаружили, что пролиферация CD4+ Т-клеток увеличилась после воздействия пыльцы березы в ответ на IgE-реактивный фолдированный рекомбинантный rBet v 1, но также на не-IgE-реактивные фрагменты Bet v 1 и пептиды при стимуляции in vitro этими молекулами. Специфичный для Bet v 1 CD4+ T-клеточный ответ, по-видимому, снижался через несколько месяцев после сезона пыления березы. Однако уровень Bet v 1-специфичного Т-клеточного ответа повышался у пациентов с аллергией не на пыльцу березы и у здоровых индивидуумов, не имеющих Bet v 1-специфических IgE-антител. Это указывает на то, что воздействие аллергена также усиливает аллерген-специфический Т-клеточный ответ без облегченной презентации аллергена. В отношении эпитоп-специфичности CD4+ T-клеток, вероятно, что каждый из 6 пептидов может индуцировать пролиферацию T-клеток у пациентов как с аллергией на Bet v 1, так и без нее. Это указывает на то, что эпитопы T-клеток распределены по всей молекуле аллергена, и нам не удалось идентифицировать доминантные пептиды, содержащие эпитопы Т-клеток в исследуемой популяции. Разработанные нами вакцинные конструкции для АСИТ содержат менее 50% оригинальной последовательности Bet v 1 (см. пункты 4 и 5 данного отчета ниже). В связи с этим, кандидатные вакцины будут иметь значительно сниженную активность в отношении Bet v 1-специфичных Т-клеток и, следовательно, будут более безопасными, чем современные аллерговакцины, содержащие полный аллерген Bet v 1. В наших экспериментах мы изучали не только CD4+ клетки, но и пролиферацию CD8+ клеток в культуре РВМС, стимулированных rBet v 1 и его производными. Выявлено, что у пациентов с аллергией на пыльцу березы и у некоторых индивидуумов без сенсибилизации отмечается выраженная пролиферация CD8+ клеток к фрагментам и пептидам - производным Bet v 1, которая увеличивается после сезона пыления берёзы. Это неожиданный результат, так как главный комплекс гистосовместимости I класса, необходимый для активации CD8 + клеток, обычно презентирует эндогенные или вирусные пептиды. Таким образом, необходимо установить действительно ли экзогенный аллерген или его пептиды могут быть перекрестно представлены CD8+ клеткам, или активация CD8+ клеток происходит за счет активированных CD4+ клеток. Определение способности CD8+ клеток активироваться аллергеном является любопытным фактом, так как CD8+ клетки, независимо от механизма их активации, вызывают повреждение тканей при хроническом аллергическом воспалении, в частности при атопическом дерматите и бронхиальной астме. В связи с этим, будет изучена связь Bet v 1-специфического CD8+ Т-клеточного ответа с отсроченным или поздним аллергическим воспалением. Для этого будет проведено аппликационное (патч-) тестирование пациентов с Bet v 1 с параллельной оценкой Bet v 1-специфического CD8+ Т-клеточного ответа методом проточной цитометрии.


4. Экспрессия и очистка рекомбинантных гипоаллергенных Bet v 1 производных и рекомбинантных Bet v 1-специфических антител.


Мы разработали три рекомбинантных слитых (фьюжн) белка, состоящих из белка PreS гепатита B, слитого с неаллергенными пептидами из IgE-связывающих сайтов основного аллергена пыльцы березы Bet v 1 и гомологичного яблочного аллергена Mal d 1. Одна конструкция, обозначенная как Birch-PreS, содержит два пептидных повтора Bet v 1, слитых с PreS. Apple-PreS содержит соответствующие пептидные повторы Mal d 1, а Birch/Apple-PreS содержит по одному пептидному повтору Bet v 1 и Mal d 1. Синтетические гены, которые были оптимизированы по кодонам для экспрессии в Eschericha coli, были вставлены в плазмиду pET27B и экспрессированы в Escherichia coli BL21 (DE3). Мы экспрессировали три рекомбинантных белка с С-концевым гексагистидиновым повтором (тэгом), чтобы очищать рекомбинантные белки с помощью одноэтапной никелевой аффинной хроматографии. Все три белка имели при синтезе хороший выход и высокую чистоту благодаря процедуре очистки. Правильная молекулярная масса белков определялась масс-спектрометрией. Белки присутствовали в виде растворимых мономеров в растворе. Все три белка были проверены на наличие конформационных укладок с помощью спектроскопии кругового дихроизма и были охарактеризованы, в основном, как без определенной конформации (развернутые). В настоящее время мы работаем над процедурой очистки для рекомбинантного белка Birch/Apple-PreS без тэга, чтобы оптимизировать протокол очистки по стандарту GMP (Good Manufacturing Practice). Данные, полученные нами в экспериментах с вакцинными конструкциями и представленные в данном отчёте, не были опубликованы, так как они являются кандидатами для разработки иммунотерапевтических вакцин. Характеристика белков завершена, и преимущества по сравнению с ранее описанными вакцинами против аллергии на пыльцу березы подтверждены. Данный отчет содержит результаты по экспрессии, очистке, биохимической и иммунологической характеристике трех кандидатных вакцинных конструкций. Патентование нашей разработки запланировано на 2020 год.


5. In vitro характеризация рекомбинантных гипоаллергенных Bet v1 производных, рекомбинантных Bet v 1- специфических антител и синтетических толерогенных пептидов, содержащих Т-клеточные эпитопы.


Нами были сконструированы три рекомбинантных слитых белка PreS (вакцинные конструкции): Birch-PreS, Apple-PreS и Birch/Apple-PreS, предназначенных для проведения АСИТ аллергии, вызванной пыльцой березы и пищевой аллергии, связанной с Bet v 1. В первом эксперименте мы исследовали IgE-реактивность этих белков. С этой целью было протестировано 70 сывороток пациентов с аллергией на пыльцу березы на IgE-реактивность с тремя рекомбинантными слитыми белками PreS и аллергенами дикого типа Bet v 1 и Mal d 1. Для этого было сформировано 3 группы пациентов: пациенты с аллергией на пыльцу березы, пациенты с аллергией не на пыльцу березы и группа здоровых индивидуумов без аллергии. Полученные результаты показали, что у пациентов с аллергией на пыльцу березы отсутствовала какая-либо IgE-реактивность в отношении фьюжн PreS белков, тогда как Bet v 1 и Mal d 1 демонстрировали IgE-реактивность. Эти результаты показывают, что три фьюжн PreS-белка не должны вызывать IgE-опосредованные побочные эффекты при вакцинации пациентов с аллергией на пыльцу березы. Чтобы подтвердить отсутствие аллергенной активности, мы также проверили три фьюжн PreS- белка на их способность индуцировать специфическую активацию базофилов у пациентов с аллергией на пыльцу березы. Тест активации базофилов является наиболее чувствительным анализом in vitro для выявления остаточной аллергенной активности. Мы обнаружили, что ни один из трех фьюжн белков не индуцировал активацию базофилов, тогда как Bet v 1 и Mal d 1 продемонстрировали аллергенность. Результаты испытаний на IgE-реактивность и теста активации базофилов показывают, что эти белки не будут вызывать немедленные побочные эффекты у пациентов с аллергией, и, таким образом, нам удалось разработать безопасные вакцинные конструкции. В настоящее время мы продолжаем тестирование вакцинных конструкций на большей выборке пациентов в тесте активации базофилов и изучаем способность фьюжн PreS-белков вызывать аллерген-специфическую Т-клеточную активацию. Этот анализ позволит определить, удалось ли элиминировать из вакцины пептидные фрагменты, стимулирующие Т-клеточный ответ, для того, чтобы уменьшить побочные эффекты поздней фазы аллергического ответа, опосредованные Т-клетками. Кроме того, в настоящее время мы изучаем иммуногенность фьюжн PreS- белков в сравнении с зарегистрированными вакцинами на основе экстрактов аллергена из пыльцы березы, чтобы выявить потенциальные преимущества наших рекомбинантных вакцин. Тестирование наличия IgE-реактивности у шести синтетических пептидов, охватывающих полную последовательность Bet v 1, показало, что они не являются IgE-реактивными и, следовательно, являются гипоаллергенными. Тем не менее, эти пептиды стимулировали пролиферацию аллерген-специфических CD4 + клеток, и поэтому мы можем сказать, что они содержат Bet v 1-специфические Т-клеточные эпитопы для возможной индукции толерантности. Таким образом, мы определили комбинацию из шести синтетических пептидов для профилактической индукции толерантности Т-клеток. Как только результаты пролиферации Т-клеток и секреции цитокинов будут получены в полном объеме, они будут опубликованы вместе с результатами исследований активации Т-клеток, описанными в пункте 3 данного отчета в журнале из квартиля Q1. Ключевые слова: аллергия, аллергия на пыльцу березы, астма, пищевая аллергия, диагностика, лечение, профилактика, вакцина, персонализированная медицина.

Список литературы:


  1. Elisyutina O, Fedenko E, Campana R, Litovkina A, Ilina N, Kudlay D, Egorenkov E, Smirnov V, Valenta R, Lupinek C, Khaitov M. Bet v 1-specific IgE levels and PR-10 reactivity discriminate silent sensitization from phenotypes of birch allergy. Allergy. 2019 Dec;74(12):2525-2528Q1
  2. Linhart B, Freidl R, Elisyutina O, Khaitov M, Karaulov A, Valenta R. Molecular Approaches for Diagnosis, Therapy and Prevention of Cow´s Milk Allergy. Nutrients. 2019 Jun 29;11(7). pii: E1492. doi: 10.3390/nu11071492 Q1
  3. Karsonova A., Rjabova K., Curin M., Khaitov M., Elisyutina O., Fedenko E., Fomina D., Beltiukov E., Glazkova P., Semenov D., Karaulov A., Valenta R. Milk-specific IgE reactivity without symptoms in albumin-sensitized cat allergic patients. Abstracts Second Moscow Molecular Allergology Meeting (ММАМ 2019)
  4. Litovkina, A., Nikonova A., Smolnikov E., Zhernov Y., Elisyutina O., Fedenko E., Khaitov M., Valenta R. Impact of the oral allergic syndrome on basophil activation in birch-pollen sensitized patients. Eur. J. Immunol. V. 49, SI Supplement: 3, P: 584-584 Q2
  5. Litovkina A, Nikonova A, Smolnikov E, Zhernov Y, Elisyutina O, Fedenko E, Khaitov M, Valenta R. Birch pollen allergic patients with oral allergic syndrome to apple show tendency to increase basophil sensitivity to Ma l d 1 exposure after birch pollination season. Abstract EAACI Allergy school on food allergy, Paris, December 5-7, 2019
  6. Litovkina A., Nikonova A., Smolnikov E., Zhernov Y., Elisyutina O., Fedenko E., Khaitov M., Valenta R. Increase basophil sensitivity to Mal d 1 exposure after birch pollination season. Abstracts Second Moscow Molecular Allergology Meeting (ММАМ 2019)
  7. Karsonova A. , Rjabova K. , Curin M. , Villazala-Merino S. , Niederberger V, Eckl-Dorna J. , Fröschl R. , Perkmann T. , Zhernov Y. , Elisyutina O. , Fedenko E. , Khaitov M. , Karaulov A. , Valenta R. , Campana R. Establishment of an ELISA for quantification of allergen-specific IgE: Comparison with quantitative immunoCAP and chip-based immunoCAP ISAC measurements. Allergy. 2019. V74, S106, P 628. Q1
  8. Karsonova A., Rjabova K., Curin M., Villazala-Merino S., Niederberger V., Eckl-Dorna J., Froschl R., Perkmann T., Fomina D., Beltiukov E., Glazkova P., Zhernov Y., Elisyutina O., Fedenko E., Khaitov M., Campana R., Karaulov A., Valenta R. Quantification of allergen-specific IgE in patients with birch and cat allergy by ELISA. Eur. J. Immunol. V. 49, SI Supplement: 3, P: 747-747 Q2
  9. Karsonova A, Riabova K, Villazala-Merino S, Campana R, Niederberger V, Eckl-Dorna J, Fröschl R, Perkmann T, Zhernov YV, Elisyutina OG, Fedenko ES, Khaitov MR, Fomina D, Beltiukov E, van Hage M, Grönlund H, Valenta R, KaraulovA, Curin M. Highly sensitive ELISA-based assay for quantification of allergen-specific IgE antibody levels. Scientific Reports 2020, submittedQ1.
  10. Zhernov Y, Curin M, Khaitov M, Karaulov A, Valenta R. Recombinant allergens for immunotherapy: state of the art. Curr Opin Allergy Clin Immunol. 2019 Aug;19(4):402-414. doi: 10.1097/ACI.0000000000000536 Q3
  11. Iliukhina A.A., Smolnikov E.V., Poroshina A.S., Brazhnikov G.T., Cherchenko N.G., Shilovskiy I.P., Smirnov V.V., Zhernov Y.V., Shatilov A.A., Andreev S.M., Elisyutina O.G., Fedenko E.S., Khaitov M.R., Weber M., Vrtala S., Focke-Tekl M., Valenta R., Campana R. Facilitated expression and purification of two unfolded recombinant Bet V 1 fragments in Escherichia coli. Allergy. 2019. V74, S106, P 221-222. Q1
  12. Brazhnikov G. , Smolnikov E. , Litovkina A. , Campana R. , Zhernov Y. , Elisyutina O. , Fedenko E. , Khaitov M. , Valenta R. IgE of birch pollen allergic patients recognize conformational epitopes of Bet V 1 whereas IgG antibodies react with non-conformational epitopes. Allergy. 2019. V74, S106, P 220-221. Q1
  13. Flicker S, Khaitov M, Valenta R. Reply. Does maternal IgG protect infants from allergen-specific IgE sensitization? J Allergy Clin Immunol. 2019 Nov;144(5):1455-1456. Q1
  14. Brazhnikov G., Smolnikov E., Litovkina A., Iliukhina A., Elisyutina O., Khaitov M. IgG antibodies from birch pollen allergic and non-allergic subjects recognize epitopes of major birch pollen allergen Bet v 1, which are different from ige epitopes. Abstract International Symposium on Molecular Allergology (ISMA) 2019, Amsterdam, The Netherlands, 28-30 November 2019.
  15. Eckl-Dorna J, Villazala-Merino S, Linhart B, Karaulov AV, Zhernov Y, Khaitov M, Niederberger-Leppin V, Valenta R. Allergen-specific antibodies regulate secondary allergen-specific immune responses. Front Immunol. 2019 Jan 17;9:3131. doi: 10.3389/fimmu.2018.03131. eCollection 2018 Q2
  16. Campana R, Marth K, Zieglmayer P, Weber M, Lupinek C, Zhernov Y, Elisyutina O, Khaitov M, Rigler E, Westritschnig K, Berger U, Wolkersdorfer M, Horak F Jr, Horak F, Valenta R. Vaccination of nonallergic individuals with recombinant hypoallergenic fragments of birch pollen allergen Bet v 1: Safety, effects, and mechanisms. J Allergy Clin Immunol. 2019 Mar;143(3):1258-1261. doi: 10.1016/j.jaci.2018.11.011 Q1
  17. Gadermaier E, Marth K, Lupinek C, Campana R, Hofer G, Blatt K, Smiljkovic D, Roder U, Focke-Tejkl M, Vrtala S, Keller W, Valent P, Valenta R, Flicker S. Isolation of a high-affinity Bet v 1-specific IgG-derived ScFv from a subject vaccinated with hypoallergenic Bet v 1 fragments. Allergy. 2018 Jul;73(7):1425-1435. doi: 10.1111/all.13394 Q1
  18. Eckl-Dorna J, Villazala-Merino S, Campion NJ, Byazrova M, Filatov A, Kudlay D, Karsonova A, Riabova K, Khaitov M, Karaulov A, Niederberger-Leppin V, Valenta R. Tracing IgE-Producing Cells in Allergic Patients. Cells. 2019 Aug 28;8(9). pii: E994. doi: 10.3390/cells8090994 Q1
  19. Byazrova M. , Eckl-Dorna J. , Niederberger V. , Elisyutina O. , Khaitov M. , Valenta R., Filatov A. Increase of IgE+ lymphocytes in allergic patients after allergen exposure: A possible target for allergy treatment. Allergy. 2019. V74, S106 Q1
  20. Byazrova M., Eckl-Dorna J., Niederberger V., Elisyutina O., Smolnikov E., Litovkina A., Valenta R., Filatov A., Khaitov M. Evaluation of IgE+ B lymphocytes in allergic patients after allergen exposure. Abstracts Second Moscow Molecular Allergology Meeting (ММАМ 2019)